Дитрих

Путь

Мир просел. Боль заполнила мозг до краёв
и теперь вытекает сквозь пробоину у виска.
Стихло всё, даже дикий звериный рёв...
Это просто извечный сплин, навалившаяся тоска.

Если ты пилигрим, - вот дорога и вот сума.
Посидим на дорожку, и снова в путь.
Только помни, что бежишь от себя сама,
только знай, что с пути ни уйти, ни свернуть.

Под глазами усталость, под подошвами - талый снег.
Время - самый коварный враг и жёсткий судья.
И, увы, Колесо Судьбы не замедлит свой бег,
так что каждый в финале примет свой яд.

Ну, а пока не прошёл его весь - только лишь часть пути,
задаваясь, как прежде, вопросами, коим нету конца,
ты обязан - хоть мёртвый, хоть трудно тебе - идти,
преодолевая себя и трудности все в поте лица.
_
богиня

Silence

То чувство, когда "молчаливые дни" плавно перетекли в годы...
_
ярость

Шизотерика

Как-то прискорбно наблюдать, что чуть ли не все поголовно ударились в эзотерику и "спасение" всей планеты. Веды, кришнаиты, вегетарианцы, правильное питание... это какой-то кошмар! Когда я только начинала всем этим интересоваться, не было такого ажиотажа, ну, не было, чесслово. Теперь же всё это настолько коммерциализировано, поставлено на поток, а люди похожи на зомби с неестественными благостными улыбками на лице... и все эти клише типа "Всё есть Любовь" и т.п. - это тупо похоже на массовый уход от реальности. Чот подташнивает уже, если честно. Когда же каждый уже научится жить своим мозгом, а?
_
искушение

ДАВАЙ БУДЕТ ТАК

Давай будет так: нас просто разъединят,
Вот как при междугородних переговорах –
И я перестану знать, что ты шепчешь над
Ее правым ухом, гладя пушистый ворох
Волос ее; слушать радостных чертенят
Твоих беспокойных мыслей, и каждый шорох
Вокруг тебя узнавать: вот ключи звенят,
Вот пальцы ерошат челку, вот ветер в шторах
Запутался; вот сигнал sms, вот снят
Блок кнопок; скрипит паркет, но шаги легки,
Щелчок зажигалки, выдох – и все, гудки.
И я постою в кабине, пока в виске
Не стихнет пальба невидимых эскадрилий.
Счастливая, словно старый полковник Фрилей,
Который и умер – с трубкой в одной руке.
Давай будет так: как будто прошло пять лет,
И мы обратились в чистеньких и дебелых
И стали не столь раскатисты в децибелах,
Но стоим уже по тысяче за билет;
Работаем, как нормальные пацаны,
Стрижем как с куста, башке не даем простою –
И я уже в общем знаю, чего я стою,
Плевать, что никто не даст мне такой цены.
Встречаемся, опрокидываем по три
Чилийского молодого полусухого
И ты говоришь – горжусь тобой, Полозкова!
И – нет, ничего не дергается внутри.
- В тот август еще мы пили у парапета,
И ты в моей куртке - шутим, поем, дымим…
(Ты вряд ли узнал, что стал с этой ночи где-то
Героем моих истерик и пантомим);
Когда-нибудь мы действительно вспомним это –
И не поверится самим.
Давай чтоб вернули мне озорство и прыть,
Забрали бы всю сутулость и мягкотелость
И чтобы меня совсем перестало крыть
И больше писать стихов тебе не хотелось;
Чтоб я не рыдала каждый припев, сипя,
Как крашеная певичка из ресторана.
Как славно, что ты сидишь сейчас у экрана
И думаешь,
Что читаешь
Не про себя.


(c) Вера Полозкова
_
Liebe stirbt nie

...

Из слез, дистиллированных зрачком,
гортань мне омывающих, наружу
не пущенных и там, под мозжечком,
образовавших ледяную лужу,
из ночи, перепачканной трубой,
превосходящей мужеский капризнак,
из крови, столь испорченной тобой,
- и тем верней - я создаю твой призрак,
и мне, как псу, не оторвать глаза
от перекрестка, где многоголосо
остервенело лают тормоза,
когда в толпу сбиваются колеса
троллейбусов, когда на красный свет
бежит твой призрак, страх перед которым
присущ скорее глохнущим моторам,
чем шоферам. И если это бред,
ночной мой бред, тогда - сожми виски.
Но тяжкий бред ночной непрерываем
будильником, грохочущим трамваем,
огромный город рвущим на куски,
как белый лист, где сказано "прощай".
Но уничтожив адрес на конверте,
ты входишь в дом, чьи комнаты лишай
забвения стрижет, и мысль о смерти
приюта ищет в меркнущем уме
на ощупь, как случайный обитатель
чужой квартиры пальцами во тьме
по стенам шарит в страхе выключатель.

Иосиф Бродский, 1969
_
smile

И снова здравствуйте...

Честно говоря, была весьма удивлена, увидев, что за столь долгое отсуствие меня никто из друзей не расфрендил) С чем это связано? С тем, что меня ещё кто-то здесь помнит?) Или, может быть, так же, как и я, перестали здесь появляться?) Неужели кто-то ещё сюда пишет?) Чудо-чудное, жизнь в ЖЖ продолжается?)) Я дико извиняюсь перед всеми, что забросила и не читаю вас... Не имею привычки разбрасываться обещаниями, если не уверена... Так и тут не стану говорить, что исправлюсь и с понедельника начну внимательно просматривать ф-ленту. Загруз на работе не позволяет. Хотя избранно, в тайне ото всех) признаюсь, я иногда просматриваю некоторые ЖЖурналы, но это бывает настолько редко, что и говорить не стоит. Кстати, с трудом вспомнила пароль отсюда)) А тем временем, в ноябре этому уютному некогда дневничку стукнет уже 10 лет, да-да) На самом деле, с ЖЖ у меня связано много приятных, милых сердцу воспоминаний. Я повстречала на его просторах много удивительных, интересных людей... правда, удивительных. Спасибо вам за вас. Спасибо ЖЖ за вас. Пусть у вас всё будет хорошо.
_
кости

В порядке бреда

Если у тебя не складывается личная жизнь, ты с головой уходишь в работу. Если с работой не клеится - твоё призвание готовить вкусные борщи и гуляши, стирать пелёнки и менять подгузники. Если не повезло ни с тем, ни с другим - добро пожаловать в красочный мир наркотиков, компьютерных игр и творчества. Но всё это, как ни крути, уход от реальности. Во всех трёх случаях. А какая она на деле реальность, никто и не знает (у каждого она своя, как и правда). Так что не имеет смысла, как Вы от неё уходите.
_
clock (www.viona-art.com)

Про мущщин (не про всех, конечно)

"Ей от меня нужны только деньги!" Очень часто последнее время приходится это слышать повсюду: в соцсетях, по ящику или просто от знакомых. Особенно смешно это слышать от мужчин, которые не то что за даму не могут заплатить в кафе, а даже за себя с трудом. Картинка практически в тему:


_
Liebe stirbt nie

Уильям Шекспир, сонет #141

Мои глаза в тебя не влюблены, -
Они твои пороки видят ясно.
А сердце ни одной твоей вины
Не видит и с глазами не согласно.

Ушей твоя не услаждает речь.
Твой голос, взор и рук твоих касанье,
Прельщая, не могли меня увлечь
На праздник слуха, зренья, осязанья.

И все же внешним чувствам не дано -
Ни всем пяти, ни каждому отдельно -
Уверить сердце бедное одно,
Что это рабство для него смертельно.

В своем несчастье одному я рад,
Что ты - мой грех и ты - мой вечный ад.
_